Брусника созрела. Как белорусское ТВ (Телевидение (греч. — далеко и лат. video — вижу; от новолатинского televisio — дальновидение) — комплекс устройств для передачи движущегося изображения и звука на расстояние) пробует не говорить о самом принципиальном

0 0


Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Белорусский эфир с 1990-х годов монополизирован государством. Опосля выборов президента 9 августа телеканалы игнорировали акции протеста. Журналисты бастовали и увольнялись, президент Лукашенко приглашал на их пространство служащих Russia Today.

Российская служба Би-би-си ведает, как белорусские каналы стараются созодать вид, что в стране ничего не происходит.

Страна для мирной жизни

Телевидение в Беларуси — это три компании: холдинг «Белтелерадиокомпания» (либо БТ; главные каналы «Беларусь-1», и «Беларусь-24»), компания «2-ой государственный канал» («Общенациональное телевидение» либо ОНТ) и «Столичное телевидение» (телеканал СТВ).

В их дневной сетке ничего необыкновенного: утренние шоу, передачи о здоровье, большая толика краеведческих репортажей и зарисовок, недлинные — не больше 20 минут, а обычно 5 минут — выпуски новостей.

Главный контент — дешевые русские и российские телесериалы. В одном женщина вышла замуж за сельского парня и прячет от него, что не умеет доить корову. В другом юный айтишник приезжает в родной колхоз с желанием его модернизировать, но все его земляки задумываются, что он сошел с мозга либо стал наркоманом.

Выпуски новостей постоянно начинались с Александра Лукашенко, а позже переходили к местным делам. К примеру, к подробнейшему репортажу о том, что брусника созрела, у нее много нужных параметров, в лес за ней нужно ходить с заряженным телефоном и звонить в муниципальную лесную службу, если заплутался.

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

Александру Лукашенко принадлежит монополия на право появляться в основных теленовостях

Интернациональная политика освещается по принципу «там все плохо».

«Беларусь-1» поведал о том, что Англия не может отыскать средства для ремонта исторического моста в английском районе Хаммерсмит, и районные власти попросили армию предоставить временные понтоны. Весьма много репортажей про природные и техногенные катастрофы в остальных странах.

Вещание на российском языке доминирует. На белорусском — лишь некие выпуски местных новостей (дороги ремонтируются; котельная раскрывается; докторы вылечили китаянку).

9 августа в Беларуси прошли выборы президента — и на улицы вышли сотки тыщ человек, протестуя против их результатов. Протесты в той либо другой форме длятся любой денек.

Перед белорусскими госканалами встала весьма непростая задачка: вести себя так, как будто никаких протестов нет

Не нужно раскачивать лодку

На телеканалах время дневных новостей. Аграрии приближаются к намолоту первого миллиона тонн зерна, МАЗ выпустил кар скорой помощи — и все в том же роде.

И вдруг по «Беларуси-24» демонстрируют цеха БЕЛАЗа и молвят, что вопреки «фейкам неких телеграм-каналов» завод работает в штатном режиме и никакой стачки там нет. В это время на ОНТ таковой же маленький сюжет про «бегство за границу представителей богемы». Имеется в виду прошлый министр культуры страны Павел Латушко.

Почему завод должен бастовать, какие телеграм-каналы несут ответственность за фейки, от кого бегут богема и прошлый министр — получить из эфира ответы на эти вопросцы нереально.

Препядствия у белорусского муниципального телевидения начались посреди августа. Тогда работники БТ и остальных вещателей попробовали бастовать; анонсы о увольнениях журналистов в символ протеста против игнорирования уличных выступлений приходили любые несколько часов.

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

В Минске прошли митинги с требованием к журналистам делать свои должностные обязанности

15 августа с коллективом БТ встречались официальные лица. Посреди их супруги Эйсмонт, которые де-факто контролируют официальное медиаполе: Наталья — пресс-секретарь президента Лукашенко, а ее супруг Иван (также известен как Михайлов) — председатель госкомпании. Присутствовала и спикер верхней палаты парламента Наталья Кочанова.

Встреча, судя по репортажам независящих СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы), оказалась довольно напряженной. Сотрудники спрашивали, почему муниципальным каналам не дают говорить о происходящем в стране — о жесткости белорусского ОМОНа к протестующим и пыткам, применявшимся к задержанным на митингах, телеканалы не произнесли ни слова.

Выходившие с совещания сотрудники ведали порталу Tut.by, что на встрече им пробовали помыть мозги и просили «не раскачивать лодку». У самого строения начался митинг бывших и работающих журналистов, они добивались отдать им гласить правду.

Собеседники РБК из числа бывших и сегодняшних служащих БТ поведали, что опосля встречи с Эйсмонт заявления о уходе подали не только лишь ведущие, рассказавшие о этом на публике, да и технические работники — операторы, видеоинженеры, монтажеры, рабочие из студий.

Обходительные журналисты

21 августа Лукашенко сказал, что для работы на белорусском ТВ (Телевидение (греч. — далеко и лат. video — вижу; от новолатинского televisio — дальновидение) — комплекс устройств для передачи движущегося изображения и звука на расстояние) приглашены спецы из Рф. «Это 6 либо девять человек с самого продвинутого телевидения. И наша молодежь пусть поглядит, как работают», — заявил президент.

Сходу опосля этого в пуле президента возникли журналисты русской Russia Today — на данный момент в стране работают сходу несколько корреспондентов компании. При всем этом корреспонденты независящих западных СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) лишились аккредитации МИД (Министерство иностранных дел — в ряде стран министерство, занимающееся вопросами внешней политики и международных отношений) Беларуси и, как следствие, способности работать далее, оставаясь в правовом поле.

Действующие сотрудники БТ сказали РБК, что на работу в компании вправду приехали две технические бригады служащих RT.

Глава канала Маргарита Симоньян в ответ писала в «Твиттере», что это не так, но «если попросят обходительно», компания готова посодействовать сотрудникам в Беларуси.

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

Маргарита Симонян готова откликнуться на просьбу к ее сотрудникам посодействовать вести белорусский эфир

1 сентября сам Лукашенко в интервью корреспонденту RT Константину Придыбайло на публике поблагодарил служащих кампании за помощь.

«Вы осознаете, в этот непростой период как были важны вы для нас. И то, что вы на техническом уровне проявили, технари ваши и журналисты, и корреспонденты, и прочее, и управляющий ваша. Это весьма драгоценного стоит», — обратился президент Беларуси к Придыбайло.

«Но мы никого не заменяем, прошу направить внимание», — отреагировал журналист.

«Я понимаю, вы работаете, как наши группы. Я полностью в теме. Я признателен для вас за эту поддержку», — с ухмылкой дал ответ Лукашенко.

В пресс-службе RT эти слова окрестили благодарностью за неплохую работу корреспондентов RT, но о чем конкретно речь идет, не уточнили.

Зарубежные кураторы оппозиции

Риторика телеканалов стала наиболее резкой. Еще в первой половине августа они ограничивались цитированием Александра Лукашенко, на данный момент же у их на веб-сайтах сюжеты с заголовками вроде «Топ-10 фейков белорусской оппозиции» либо «Кто, как и для чего давит на Беларусь?»

Политолог Максим Стефанович в крайние месяцы занимался анализом новостей на белорусских госканалах в рамках проекта по мониторингу свободы СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) «Media.iq».

«У муниципального ТВ (Телевидение (греч. — далеко и лат. video — вижу; от новолатинского televisio — дальновидение) — комплекс устройств для передачи движущегося изображения и звука на расстояние) ранее была определенная устойчивая структура — 30-50% времени обычно отводилось Лукашенко. Дальше шёл блок демонстрации достижений страны в социальной сфере, земельная героика — беря во внимание значение сельского хозяйства для Лукашенко. К этому время от времени добавлялся нарратив муниципального патриотизма, официальных праздничков и подходов к исторической памяти», — ведает он.

По его словам, брутальный контент находился и ранее. В роли внутреннего неприятеля выступали оппозиция, соцсети в целом и, по мере их развития, телеграм-каналы. С наружным противником труднее — до 2008 года им был, в главном, Запад.

«Позже антизападную риторику стали равномерно тушить, в моменты обострений антагонистом становилась Наша родина, — ведает Максим Стефанович. — Но почаще образ наружного неприятеля оставался очень размытым — «технологии цветных революций», «зарубежные кураторы оппозиции», некоторые олигархи из Рф и тому схожее».

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

Александр Лукашенко понимает, где находить наружных противников собственной страны

По словам Стефановича, уже в первую недельку опосля выборов риторика обострилась — как обострились и выражения Лукашенко в этот период. В конце недельки, когда у кабинетов госканалов шли митинги, интонации госканалов смягчилась: возникли призывы к диалогу и недлинные сюжеты с оппозиционных митингов.

Опосля того, как Лукашенко произнес о приглашении русских профессионалов, чтоб «молодежь поучилась», началась информационная война против «русофобской программки оппозиции», Польши, Литвы, Запада в целом.

Канал «Настоящее время» обратил внимание на то, что на белорусском ТВ (Телевидение (греч. — далеко и лат. video — вижу; от новолатинского televisio — дальновидение) — комплекс устройств для передачи движущегося изображения и звука на расстояние) возникли не только лишь русские журналисты, да и контент русских каналов.

К примеру, 25 августа RT опубликовал интервью с омоновцем, который стал известным опосля снимка, на котором он разводит руками над летающим на земле протестующим. Через два денька «Беларусь 1» выпустил запись разговора как эксклюзивную.

«Можно ли сказать, что подобные конфигурации произошли из-за приезда русских профессионалов? Думаю, что это принципиальный, но не единственный фактор, — рассуждает Максим Стефанович. — У госканалов и ранее был определенный набор провластных русских гостей, но сейчас поток антимайданных воззрений просто наводнил весь эфир. Сейчас в каждую программку они могут вставить два, три, а то и больше зарубежных комментаторов либо впрямую показать фрагмент из шоу Владимира Соловьева».

Деньком 2 сентября в эфире белорусских госканалов правоохранительные органы дубинками избивала протестующих. Это были репортажи из Болгарии и Ливана.

Вечерком 3 сентября в эфире «Беларуси-24» шла передача «Лесные истории», в ней ведали про ежиков. «Иголки — вот основной признак ежа», — гласила ведущая.

Начались анонсы, Александр Лукашенко встречал русского премьера Миши Мишустина. «Это [протесты] для нас урок, чтоб по почти всем вопросцам, где мы ранее не могли условиться, мы на данный момент условились», — такую цитату для эфира избрали на телеканале.

Опосля новостей началась передача о архитектуре — о церквях в готическом стиле в белорусских селах.



Source link

Leave A Reply

Your email address will not be published.

пятнадцать + один =