Вышел из доверия: для чего Макрон слил в прессу собственный разговор с Путиным

0 2

Фото:
Reuters

Комменты

23

Все анонсы на карте

Французский президент Макрон в отношениях с Владимиром Путиным пережил собственный «момент Меркель», убеждает европейская пресса. Имеется в виду разговор 2-ух президентов, состоявшийся 14 сентября, — поточнее, та его часть, что касалась необычного отравления Алексея Навального. Детали разговора возникли на данной нам недельке в газете Le Monde — но сначала нужно напомнить, что такое «момент Меркель».
Второго марта 2014-го германский канцлер позвонила Владимиру Путину, чтоб обсудить с ним ситуацию, сложившуюся опосля переворота на Украине и в Крыму. Понятно, что Меркель не считала победу Майдана переворотом, — и ее весьма волновала возможность того, что Наша родина возвратит для себя собравшийся к выходу из Незалежной Крым. Буквально непонятно, что произнес Путин (хотя можно представить, что он высказал ей свое возмущение тем, что Европа не реагирует на киевский переворот), но опосля разговора с ним Меркель связалась с Бараком Обамой и поведала южноамериканскому президенту, что «она колеблется в адекватном восприятии Путиным действительности» и совершенно «Путин живет в другом мире». Эти подробности стали известны из публикации The New York Times — то есть утечка произошла из Белоснежного дома. И хотя германские бюрократы позже неофициально опровергали сообщение американской газеты, утверждая, что Меркель ничего подобного не гласила, в истории эта ее фраза сохранилась.

Для Запада «момент Меркель» — это столкновение с оторванным от действительности Путиным. Сейчас, означает, пришла очередь Макрона: как пишет Libération, «Эммануэль Макрон пережил на прошлой недельке собственный «момент Меркель», увидев Владимира Путина, который оторван от мира, укрылся в башне из слоновой кости и одурманен своей пропагандой? Либо же тот поднялся на новейший уровень политического цинизма, открыто заявив, что ничто не поистине и все допустимо?»

Что же вышло? Дело в том, что, как и в 2014-м, случилась утечка содержания секретного разговора, но если тогда речь шла о том, что произнесла Меркель Обаме про Путина, то на данный момент уже был пересказан разговор самого Путина. Содержание его беседы с Макроном каким-то образом сделалось понятно Le Monde: речь шла о Белоруссии, Украине, Ливии. Но главной темой публикации стал Навальный.

По данным издания, Путин «пренебрежительно» высказывался о Навальном и именовал его «обычным возмутителем спокойствия в вебе», который «совершал нелегальные деяния и употреблял сделанный им Фонд борьбы с коррупцией, чтоб шантажировать чиновников и депутатов». Путин типо произнес Макрону, что Навальный ранее уже симулировал заболевания и «мог сам принять яд» (причину он не уточнил), что «Новичок» — далековато не такое сложное вещество, как утверждается, и что его применение, в принципе, не доказано». А отсутствие официального следствия в Рф доказал «нежеланием французских и германских профессионалов делиться информацией с русскими сотрудниками». Не считая того, «Путин также посчитал вероятным рассмотрение остальных следов — к примеру, ведущего в Латвию, где на данный момент проживает изобретатель «Новенького». На самом деле, в разработке вещества воспринимали роль несколько русских ученых, и нахождение 1-го из их за границей не значит возможность его производства, тем наиболее при отсутствии видимого мотива».

Путина в пересказе Le Monde много — а вот Макрона совершенно не много: «Макрон выделил, что «Новичок» не мог быть применен личной организацией и что ситуация просит официальных разъяснений. Эммануэль Макрон, в свою очередь, сходу же отмел «латвийский след» и принятие яда самим Навальным».

Опосля публикации разгорелся скандал — как из-за ее содержания, так и из-за самого факта разглашения секретного разговора. Проверить, что в изложении Le Monde правда, а что нет, нереально. Кремль здесь же отреагировал, сообщив, что «газета совершенно не точна в переданных формулировках» и, самое основное, «навряд ли она могла быть точна, ведь это означало бы, что наши французские партнеры сознательно поделились со СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) записью беседы 2-ух президентов, что не соответствует дипломатичной практике». Пресс-секретарь президента Рф даже перебежал на недипломатический язык, добавив: «Мы не можем поверить в то, что Елисейский дворец сознательно, ну, по-русски говоря, слил в прессу запись беседы 2-ух президентов. Ну это же Франция. Франция не может такового созодать».
Как досадно бы это не звучало, может. Хотя французский МИД (Министерство иностранных дел — в ряде стран министерство, занимающееся вопросами внешней политики и международных отношений) позднее заявил, что «неважно какая утечка внутренних секретных документов недопустима» и по поводу публикации в Le Monde «проводится расследование», можно фактически не колебаться, что содержание разговора было слито конкретно из Елисейского дворца. При этом с большенный вероятностью — по инициативе самого Макрона. Который практически в тот же денек, когда возникла публикация в Le Monde, выступая с заблаговременно записанной речью на сессии Генассамблеи ООН, заявил, что Франция «не потерпит внедрения хим орудия — в Европе, в Рф и в Сирии», а Наша родина обязана «вполне пролить свет на попытку убийства политического оппозиционера с применением нервно-паралитического вещества «Новичок». При этом создать это «стремительно и идеально», так как французы будут «добиваться соблюдения установленных ими «бардовых линий».
Макрон штурмует Путина — а через утечки еще и подрывает остатки доверия, существовавшие меж ними. То есть действует буквально так же, как Меркель, — в этом и есть реальный «момент Меркель», лишь уже для Путина. Наш президент удостоверился в том, что с Макроном недозволено гласить откровенно, — буквально так же, как в 2014-м он удостоверился в том, что Меркель и Обама не держат слово.
6 лет вспять Путин не один раз говорил о том, как западные фавориты просили его уверить Януковича подписать с фаворитами Майдана соглашение о конституционной реформе и преждевременных выборах, которое в итоге было подписано в присутствии представителей Германии, Франции и Польши. И нарушено уже через два денька, когда Верховная рада отстранила Януковича от власти, а Запад сделал вид, что никакого соглашения и не было и никакого переворота не вышло. То есть попробовал навязать Рф свою действительность — в которой Украина будет предана евроинтеграции и атлантизации. Российское представление о своей истории и действительности, естественно, было иным — отсюда и Крым, и предстоящая конфронтация с Западом. Действительность Меркель и действительность Путина различаются — как различается германский план по собиранию вокруг для себя единой Европы и российский план реинтеграции постсоветского места, собирания вокруг русской местности исторической Рф, не говоря уже о Малороссии — Украине. Наша родина будет сама определять свое будущее — и сопротивляться попыткам увести ее западные земли под дискуссии о «европейском выборе», «демократии» и «признании действительности».

Спустя 6 лет от Рф требуют покаяться за отравление Навального — при этом с применением хим орудия. Но когда в ответ Москва просит показать данные экспертиз, на основании которых кричат о «Новеньком», ее как как будто не слышат — мы все уже установили без вас, ваше дело признать свою вину и покаяться. Так же было и с Украиной: нет никакого российского мира, даже Януковича нет, сейчас есть Турчинов и Яценюк, они ведут Украину к евроинтеграции, сидите в собственной Москве и не дергайтесь.
История с отравлением Навального употребляется для открытого давления на Россию и подрыва европейско-российских отношений — при этом игра идет откровенно мошенническая и нахальная. При этом европейские фавориты агрессивно ограничены в собственных общественных заявлениях — колебаться в «Новеньком» они уже не могут — ведь это же «подтверждено», да и «Путин постоянно так делает». Естественно, Макрон, как и Меркель, не верует в причастность Путина к отравлению — но оба полностью допускают, что Навального пробовали уничтожить какие-то «добровольческие ассистенты Кремля». Потому они желают, чтоб Путин посодействовал им спасти российско-европейские дела — признав вину Рф, разобравшись и наказав виноватых. Но виноватых в чем? В применении хим орудия? Но это голословные обвинения Запада, не подтверждаемые русскими медиками. Конкретно потому Путин относится к истории с отравлением как к провокации — пусть пока что и неясно, чьей конкретно. И ведает о этом Макрону — упоминая самые различные версии. То есть действительность Путина смотрится куда наиболее настоящей, чем «буквально установленное наличие «Новенького» у Макрона. Применение хим орудия? Ну да, мы помним провокации в Сирии — когда о применении Асадом хим орудия трубили связанные с западными разведками «Белоснежные каски», а позже выяснялось, что это организованные ими постановки.
Франция при Макроне претендует на лидирующую позицию в Европе — да и в отношениях с Россией юный президент пробовал выйти из атлантической ловушки. В мае 2017-го, спустя всего две недельки опосля вступления в должность, он воспринимал Владимира Путина в Версале — да и позже не один раз гласил о том, как важны для Европы дела с Россией, призывал к их развитию.

«Нужен диалог, почти все можно поменять, если есть воля», — это слова Макрона.

Насчет наличия у Эммануэля воли в Кремле и ранее были сомнения, но даже диалог вероятен лишь при факте хотя бы малого доверия — а сливая в прессу собственный разговор с Путиным, Макрон уничтожает и то, что от него осталось. Непорядочно? Да, но основное — весьма некомпитентно.

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.

одиннадцать + шесть =