Докторы и медсестры бегут из Латвии

0 13

Фото:
Reuters

Комменты

23

Все анонсы на карте

Мед катастрофа разворачивается в Латвии — обитатели данной для нас страны, страдающие онкологическими болезнями, погибают прямо в очередях на процедуры. Эта ситуация стала олицетворением того положения, в котором оказалась вся латвийская медицина. Нищие заработной платы и репрессии против российского языка — не единственная причина, из-за которой докторы Латвии массово покидают родину.
Не так давно «Латвийское телевидение» провело журналистское расследование под заглавием «Диагноз (медицинское заключение об имеющемся заболевании) — рак», вскрывшее неутешительную картину того, что творится в онкологических лечебницах страны. Управляющий отделения химиотерапии Рижской Восточной институтской поликлиники Сигне Плате сетует, что некие пациенты практически погибают в очередях, месяцами ждя нужную им функцию. Меж тем, 75% онкологических пациентов Латвии ставят на учет конкретно в данной поликлинике. На нынешний денек там насчитывается 30 коек для тяжелобольных пациентов, нуждающихся в химиотерапии. Всего на их приходится три доктора.

Председатель правления Восточной поликлиники Имантс Паэглитис на заседании комиссии Сейма по соц и трудовым делам заявил, что поликлиника остро нуждается в доп докторах и кроватях. «С октября в этом отделении начнет работать химиотерапевт, ранее трудившаяся в поликлинике Даугавпилса. Потому количество коек вырастет на 10», — объяснил Паэглитис. Но это, по его словам, решит делему лишь отчасти.
В Латвийском онкологическом центре в Риге на данный момент стопроцентно прекращено преждевременное исцеление рака груди щадящим действенным способом. Дело в том, что там больше недозволено диагностировать злокачественные опухоли (Опухоль (син. новообразование, неоплазия, неоплазма) — патологический процесс, представленный новообразованной тканью) еще на нулевой либо первой стадии развития. Вкупе с современным оборудованием для таковой диагностики онкоцентр данной для нас в весеннюю пору получил и 50 бесплатных комплектов для забора образцов. Но сейчас они все закончились, а очереди на функцию ожидают уже 60 дам.
«Тяжелее всего глядеть пациенткам в глаза и гласить, что исцеления им придется ожидать, может быть, и полгода», — гласит врач-онколог Илзе Эньгеле. А ведь по оценке латвийской организации онкологических пациентов VITA, с помощью труднодоступной на данный момент процедуры можно было бы выручать от операций на груди по 5 дам раз в день, по 25 в недельку, больше сотки — любой месяц. VITA призывает Минздрав изыскать решение по финансированию как можно быстрее.

Донос за язык

Заместо того, чтоб помогать докторам в их нелегком труде, латвийское правительство часто только вставляет им доп палки в колеса. Так, наименее года вспять служащих Латвийского онкоцентра и работников рижской поликлиники Гайльэзерс с пристрастием проверили на познание латышского языка. Их проблемы начались опосля выхода документального кинофильма «24/7», рассказывающего о буднях латвийских докторов.

Медсестра Татьяна Аксенова (она в кинофильме гласит на российском языке с латышскими субтитрами) поведала: ее сотрудникам пришлось выделять время и заменять друг дружку на операциях, чтоб пройти проверки, которым их подверг Центр муниципального языка. А позднее Аксенова сетовала журналистам: «Мы побеседовали в этом кинофильме — и к нам вновь пришла комиссия по госязыку, проверили, составили три акта. Опосля этого кинофильма у нас пошли такие репрессии…»
Представитель управления Рижской восточной поликлиники Илга Намниеце поначалу категорически опровергала, что в заведении совершенно проводились языковые проверки. Но позднее она в беседе с прессой все-же признала, что персонал вправду инспектировали.

«Если есть жалобы на то, что, к примеру, какая-то сестричка не понимает отлично латышский язык, то проверяются все сотрудники, которые работали в ту смену, в тот денек. Такие жалобы у нас достаточно часты. Незадолго до данной для нас проверки языковые инспектора были и в Поликлинике травматологии и ортопедии… Это соединено с тем, что некий пациент сетует, анонимно, наверняка…», — объяснила Намниеце.

В итоге три медсестры проверку на познание госязыка не прошли.

«Но увольнять их никто не собирается, — заверила Намниеце, — так как медсестер, да и докторов и без того не хватает. Для медсестер, не сдавших языковой экзамен, организуют курсы, чтоб они могли повысить уровень познания латышского».

Как они сумеют такие курсы пройти, будучи занятыми на многочасовых операциях, представитель поликлиники разъяснить затруднилась.
В свою очередь, управляющий поликлиники урологии Рижской Восточной медицинской институтской поликлиники Вилнис Лиетувиетис сказал, что зачинателем языковой проверки в онкоцентре стала одна из пациенток. Некоторая латышка, проходившая курс исцеления в поликлинике онкологической урологии, осталась очень недовольна тем, что сотрудники персонала очень много разговаривают, в том числе и меж собой, на российском языке. И в перерывах меж процедурами она составила донос в языковую инспекцию.

Врачи исчезают

В данном случае «провинившихся» российских медсестер от увольнения выручил лишь большой недочет людей в отрасли. От него латвийские лечебницы мучаются везде, но в регионах ситуация куда ужаснее, чем в столице. Год вспять латвийский Госконтроль подготовил доклад на эту тему, который прочитали в парламенте.

Оппозиционный парламентарий Николай Кабанов, тоже ознакомившийся с докладом, говорил о нем на страничках рижской газеты «Сейчас»: «По данным Организации экономического сотрудничества и развития, в Латвии на 1000 человек насчитывается 2,5 спеца вторичного ухода за здоровьем (в ОЭСР в среднем 2). Правда, персонала первичного ухода — докторов — у нас 0,7 на 1000 (в ОЭСР в среднем 1). Но спецы концентрируются в основном в огромных городках, потому во почти всех местах вне Риги их недочет является животрепещущей неувязкой. Особо недостает профессионалов неотложной мед помощи, анестезиологов, профессионалов интенсивного ухода и окулистов. Также Муниципальный контроль заключил, что, хотя число неврологов, отоларингологов, радиологов, гинекологов, анестезиологов и реаниматологов в государстве довольно, в региональных поликлиниках (поликлиниках II и III уровня) наблюдается выраженный их недочет. Гинекологов, анестезиологов и реаниматологов недостает во всех проанализированных учреждениях вне Риги».
Также Госконтроль узнал, что только 13% юных профессионалов, закончивших мед университеты, сходу же идут работать в медучреждения родной страны, а 40% продолжают учебу в резидентуре. О 47% юных профессионалов «информация отсутствует» совсем. Николай Кабанов подразумевает, что, быстрее всего, их просто уже нет в Латвии — перебрались в страны Западной Европы с их наиболее высочайшими зарплатами.
Что же касается медсестер, то их в Латвии готовится на 30% меньше, чем нужно. Соотношение медиков с сестрами обязано быть 1:2,5, но в Латвийской Республике оно не выдерживается.

Куда подальше от Латвии

Решение могло бы заключаться в вербовании трудовых ресурсов из остальных государств. Но в 2018-19 гг в Латвии начали трудиться лишь 8 врачей-иностранцев — родом из Рф, Украины, Белоруссии, Азербайджана и Нидерландов. Дело в том, что выходцу из иной страны весьма тяжело заняться в Латвии мед практикой: необходимо выдержать весьма твердые условия сертифицирования, в том числе сдать экзамен на безупречное познание латышского языка.
Латвийские мед профсоюзы гневно возражают против облегчения критерий сертифицирования зарубежных докторов. Они требуют, чтоб заместо вербования иноземцев увеличивали заработной платы своим уроженцам, приблизив выплаты к западноевропейским. К примеру, в Германии либо во Франции медсестра в гос поликлинике получает в месяц порядка 3–5 тыс. евро (в Латвии — 460–750 евро), а доктор — минимум 10 тыс. евро (в Латвии — 1100–1700 евро).

Предшествующее правительство Латвии обещало в 2020 году выделить на увеличение зарплат работникам отрасли здравоохранения 120 млн евро. Но сегодняшний кабинет под началом Кришьяниса Кариньша срезал эту сумму в два раза.
Кроме остального, профсоюз докторов показывает, что в целом в 2020 году здравоохранение получит лишь 3,3% от ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства), хотя в 2019 году эта толика составила 3,9%. В среднем европейские страны на нужды медицины выделяют около 7% от ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства).
Возмущенные сиим, 7 ноября 2019 года врачи провели митинг у стенок сейма. На него собралось выше 3 тыс. человек, привыкших носить белоснежные халатики — для малеханькой Латвии цифра впечатляющая. Они вынесли к зданию сейма гроб с надписью «Политика» и плакаты с надписями «Гроб либо чемодан», «Жизнь либо погибель: что вы выберете», «Здоровье на первом месте, для вас так не кажется?», «Без обещанных средств медсестры покинут ветвь».
23 ноября премьер-министр Кришьянис Кариньш совсем произнес докторам свое жесткое «нет». Наиболее того, он раскритиковал министра здравоохранения Илзе Винькеле и порекомендовал ей «сосредоточиться на собственной главный работе», а не клянчить средства. 28 ноября разгневанные докторы и медсестры вновь вышли к зданию Сейма Латвии. В тот же самый денек президент Латвии Эгил Левитс совсем утвердил муниципальный бюджет последующего года — без учета требований докторов. Тогда они зарегистрировали деятельную группу и начали собирать подписи за преждевременный отзыв сегодняшнего Сейма, как нарушившего свои обязательства.
Последующие коррективы в эту историю занесла эпидемия коронавируса, нарушившая обыденный ход жизни.
В апреле текущего года министр обороны Латвии Артис Пабрикс опубликовал в Twitter призыв вещественно поддержать тех, кто на данный момент оказался на передовой борьбы с заболеванием — работников мед отрасли. Но почти все обитатели страны справедливо возмутились: поначалу власти сами не пожелали предоставить докторам достойного обеспечения, а сейчас клянчат на это средства у населения.

А в июле большенный резонанс вызвало заявление эндокринолога, доктора Угиса Грунтманиса. Он опосля 20 лет работы в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) возвратился на родину, в Латвию, не отыскал тут внедрения своим познаниям и опять уехал в Штаты. Грунтманис сказал, что студенты латвийских мед вузов как и раньше не связывают свое будущее с родной государством. «Лишь что сотрудник провел опрос посреди студентов 5-го курса. Один из вопросцев был, сколько из их собираются уехать и почему. 100% ответили, что планируют уезжать из Латвии из-за малеханьких зарплат и не лицезреют тут способности для личного роста и развития», — поведал доктор.

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.

11 − 6 =