Радуев был неуязвим и желал стать террористом №1. Но погиб в кутузке при странноватых обстоятельствах

0 5

Фото:
Reuters

Комменты

Все анонсы на карте

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых узнаваемых контртеррористических операциях русских спецслужб. В предшествующей статье речь шла о том, как в Рф охотились на Шамиля Басаева, стоявшего за самыми ужасными терактами в истории Рф. Нынешний рассказ о Салмане Радуеве, одном из самых небезопасных чеченских полевых командиров, который числился террористом №2 опосля Басаева. На Радуева не один раз покушались, он получил огромное количество ранений, а в 1996 году его практически похоронили. Но всякий раз дудаевского генерала выручала неописуемая везучесть. В итоге он погиб при не выясненных до конца обстоятельствах в колонии для на всю жизнь осужденных «Белоснежный лебедь».
Придуманные институты

Салман Радуев родился 13 февраля 1967 года в городке Гудермес Чечено-Ингушской АССР. Его предки были строителями. Не считая Салмана, в семье росли брат и семь сестер.
Позднее он сам говорил, что закончил школу на «непревзойденно» и получил диплом Ростовского института народного хозяйства, который типо закончил заочно по специальности «планирование индустрии», стал аспирантом и стремился в кандидаты наук.
Радуев также утверждал, что был студентом Гудермесского филиала Института бизнеса и права и даже обучался в Высшей школе менеджмента, расположенной в болгарском городке Варна. Вообщем, документального доказательства этому нет.
Понятно, что опосля школы Радуев отправился работать штукатуром в строительный отряд. Трудился он не лишь в родном Гудермесе, но нередко ездил в командировки — до армии успел побывать в Комсомольске-на-Амуре, Волгодонске и остальных городках. В 1987 году Радуев отправился на срочную службу в Витебск и тогда же вступил в ряды КПСС.

Возвратившись на родину, Радуев поработал некое время газосварщиком. А в 1990 году подался в бизнес и основал торговую фирму. Распад СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) ознаменовался в Чечне ростом сепаратистских настроений, которые оказались очень созвучны Радуеву — и он примкнул к сепаратистам, стремительно зарекомендовав себя активным участником движения.

Префект-разбойник
Активность Радуева не осталась незамеченной первым президентом самопровозглашенной республики Ичкерия Джохаром Дудаевым, который провозгласил его префектом Гудермесского района. К этому моменту они даже породнились — Радуев брал в супруги племянницу Дудаева, а собственного первенца именовал Джохаром.
Вообщем, длительно на посту префекта Салман не задержался — местные обитатели были недовольны работой бюрократа, который устраивал разбойные нападения на товарные составы и пассажирские поезда, а также не брезгал заниматься откровенным рэкетом.

В собственных черных делах Радуев использовал участников сделанного им формирования «Президентские береты», которое позиционировал как гвардию Джохара Дудаева. Не считая того, пользуясь своим положением, Радуев захватил ряд муниципальных объектов и вел торговлю ворованными горюче-смазочными материалами через болгарские компании.

В весеннюю пору 1994 года обитатели Гудермесского района в конце концов достигнули отставки Радуева. Зато его военная судьба складывалась полностью удачно: в ноябре 1994 года Радуев стал командующим Северо-Восточным фронтом в первой чеченской войне. А его «береты» направились вести войну на юго-запад — из их сформировали батальон «Борз» (по-чеченски — «Волк»).
В весеннюю пору 1995 года Радуев решил возвратиться в политику и официально баллотировался на пост главы Гудермеса. Но его планам не предначертано было реализоваться: Дудаев решил сорвать организованные федеральными властями выборы — и отдал приказ родственнику захватить город, что тот и сделал.
Боевики удерживали Гудермес девять дней, но в конечном итоге остались ни с чем: федеральные войска город отбили, и выборы там состоялись. Но избранного президента Доку Завгаева Радуев не признал и остался верен Дудаеву.
«Нам все равно, где умереть»
Самым известным терактом, организованным полевым командиром Радуевым, сделалось нападение на дагестанский город Кизляр 9 января 1996 года. Целью боевиков был военный аэродром, куда незадолго до этого должны были прибыть восемь вертолетов Ми-8, груженных боеприпасами (в том числе партией неуправляемых реактивных снарядов — НУРС).

Действовал Радуев совместно с командиром Хункар-паши Исрапиловым — под их управлением опосля подготовительной разведки в Кизляр просочились 250 боевиков. К слову, с их набором появились трудности: почти все бандиты отказались участвовать в операции, боясь вероятной кровной мести со стороны обитателей примыкающей республики.
Атака на аэродром увенчалась частичным фуррором — были уничтожены два Ми-8 и два бензовоза. Вообщем, ожидаемых вертолетов с боеприпасами боевики там не отыскали — Радуев позднее винил в произошедшем предателей, которые сказали федеральным войскам о его планах.
Туда боевики согнали обитателей ближайших домов: всего в заминированном захватчиками здании оказалось около 3-х тыщ заложников.
За их свободу Радуев добивался вывода войск из Чечни, но единственное, чего же он сумел достигнуть, — обещания выпустить его и подручных из городка. С собой полевой командир брал около 160 заложников: их путь лежал в чеченское село Новогрозненское. Но до пт предназначения боевики так и не добрались — федеральные силы штурмовали их в районе села Первомайское.
Боевики решили укрыться в селе: предвидя таковой маневр, власти заблаговременно эвакуировали оттуда фактически всех обитателей, оставив только около 100 человек. Так Первомайское оказалось в руках террористов, которые сообразили, что их дела плохи.
В считаные часы село совместно с округами взяли в три кольца 2,5 тыщи отлично вооруженных военных. Но боевики не ушли из Кизляра налегке — они взяли с собой минометы, огнеметы, гранатометы, а также огромное количество боеприпасов.

«Когда он подорвался, на его пространство встал иной»
Бои за Первомайское начались 14 января и длилось на протяжении 4 дней — на помощь федеральным войскам пришли спецподразделения «Витязь» и «Альфа». Но боевики держали оборону, а полевой командир Шамиль Басаев, подошедший к селу со своими бандитами, начал обстрел наружного кольца федеральных сил.
К слову, с Басаевым у Радуева было негласное соперничество — Салман стремился во всем затмить террориста №1, но постоянно оставался в его тени. Меж тем в Первомайском при помощи отвлекающего маневра Радуеву совместно с группой подручных и 15 заложниками (позднее их поменяли на плененных боевиков) удалось прорваться через блокпост.
Два денька беглецы отсиживались в камышах, дожидаясь отъезда федеральных войск из Первомайского, опосля чего же скрылись. Опосля теракта, жертвами которого стали 78 человек, Радуев получил от Дудаева звание бригадного генерала и две заслуги — «Герой цивилизации» и «Честь цивилизации».
Русские власти в ответ объявили полевого командира в федеральный и интернациональный розыск. Чудилось, что в поимке и ликвидации боевика спецслужбам сопутствовала фортуна: в начале 1996 года взлетел на воздух дом Радуева в Гудермесе. Но, как оказалось позднее, погибли только родственники полевого командира — он сам в ту ночь (то есть темное время суток) дома не был.
«Меня везли хоронить»

В марте 1996 года УАЗ, в котором находился Радуев, попал в засаду около села Гойты Урус-Мартановского района Чечни: по машине с полевым командиром открыли шквальный огнь. Одна из пуль попала Радуеву в лицо и прошла навылет, убив сидячего сзаду сторожа. В итоге у террориста оказались очень повреждены скула, нос и челюсть.
Шофер УАЗа смог вывезти Радуева из-под продолжавшегося обстрела. Немногим позднее в полевом лазарете докторы как могли вернули раненому покоробленный череп (костная часть головы у позвоночных животных) и попробовали стабилизировать его состояние, но неудачно. По словам Радуева, в тот момент он находился в состоянии медицинской погибели. Врачи, решившие, что их пациент скончался, стали готовить его к погребению на кладбище Урус-Мартановского района.
Но данные на надгробии Радуева указать все же успели. С тех пор он считал свое «пространство погребения» типичным талисманом и нередко посещал его перед необходимыми событиями. Главный шаг исцеления ожидал террориста в Германии — выехать туда Радуеву посодействовали товарищи, которые, к слову, не поддерживали его рвения услужить Дудаеву.
Но пластинки не прижились: начался воспалительный процесс, и через несколько месяцев Радуеву потребовалась повторная операция, которую проводили уже в Чечне. Невзирая на старания докторов, установивших заместо носа протез из пластика, лицо террориста навечно осталось обезображенным.
А пока Радуев занимался здоровьем, русские спецслужбы устранили Джохара Дудаева, и к власти в Ичкерии пришел Аслан Масхадов — давний недруг Радуева. Полевой командир отказался подчиниться Масхадову и заявил, что Дудаев на самом деле живой и прячется за границей.
При этом Радуев заявил, что хочет продолжать дело первого президента Ичкерии, для чего же сделал так именуемую «Кавказскую освободительную армию генерала Дудаева». Прогуливались слухи, что полевой командир собирается организовать серию терактов в ряде городов Рф. Может быть, конкретно из-за их на него началась реальная охота.

«Нажали на пульт — и все»
В конце июля 1996 года около строения штаба полевого командира прогремел мощнейший взрыв. Погибли три человека, но сам Радуев не пострадал. В феврале 1997 года ему подфартило меньше — в Суровом взлетела на воздух «Волга», в которую он сел опосля эфира на местном телевидении.
Как выяснилось позднее, сдетонировала прикрепленная на днище кара бомба, мощность которой была эквивалентна 300 гр тротила. Радуев получил мощные ожоги головы, а также ранения правой руки и таза и был госпитализирован. В покушении он сходу же обвинил русские спецслужбы.
В апреле 1997 года Радуев попал под мощнейший обстрел на трассе Ростов на дону — Баку близ села Урус-Мартан (по иным данным, его машинку подорвали). Террорист выжил и скрылся, но вновь был обязан лечиться за границей. Оправившись от ран, он решил мстить.
23 апреля 1997 года в здании жд вокзала Армавира (Краснодарский край) грянул мощнейший взрыв — сработала упакованная в целлофановый пакет бомба, которую пронесли и оставили под присмотром одной из пассажирок трое террористов. Тогда погибли три человека, еще 12 оказались в поликлиниках с ранениями разной степени тяжести.
Спустя два денька аналогичный теракт произошел в здании жд вокзала Пятигорска (Ставропольский край): взрыв унес жизни двоих человек — бомбу в пункт предназначения доставили две террористки Фатима Таймасханова и Асет Дадашева, которым обещали по 50 тыщ баксов.

Ответственность за взрывы здесь же брал на себя Салман Радуев. Полевой командир также приписывал для себя компанию покушения на президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе и взрывы на военных складах поселка Бира, угрожал применить против федеральных сил хим орудие, а также подорвать Воронежскую АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор).
Вообщем, такие заявления сочли бредом не лишь спецслужбы, но и люди из окружения полевого командира.
За прошлые грехи
Меж тем противоборство меж Салманом Радуевым и Асланом Масхадовым достигнуло собственного апогея: полевой командир проигнорировал указ президента о расформировании «армии Дудаева». Радуева лишили всех правительственных наград и приговорили шариатским трибуналом к четырем годам лишения свободы — но с приговором террорист не согласился.
В ответ Масхадов обязан был пойти на уступки и в феврале 1999 года объявил Чечню шариатской республикой.
Но закрепить фуррор Радуев не успел и из-за еще одного обострения старенькых ранений отправился на исцеление за границу. Возвратившись в Чечню, он нежданно для собственных приверженцев стал конкретным приверженцем мирных переговоров меж Москвой и Суровым, попутно осуждая организаторов произошедших в 1999 году взрывов жилых домов в Буйнакске, Волгодонске и Москве.

При этом полевой командир знал, что за «старенькые награды» спецслужбы его в покое не оставят. У крайних к тому моменту уже было несколько способностей устранить Радуева, но на этот шаг так и не пошли: не желали рисковать своими агентами в окружении террориста.
Усыпленная мишень
Полевой командир тем временем решил скрыться и осесть за границей, но появилась неувязка — на таковой план Радуеву не хватало средств. Он стал находить спонсора, о чем стремительно узнали спецслужбы. 13 марта 2000 года Радуев отправился в поселок Новогрозненский на встречу с щедрым земляком, который пообещал одолжить ему семь миллионов баксов.
Операция по захвату Радуева заняла четыре минутки и прошла без одного выстрела — террориста и его спутников мгновенно обезвредили усыпляющими инъекциями. Очнулся Радуев уже в самолете спецслужб и, по мемуарам свидетелей, не мог поверить в происходящее.
Судили боевика в Дагестане: во время слушаний он находился в СИЗО Махачкалы и «находился» в зале Верховного суда республики по видеосвязи. Уголовное дело Радуева насчитывало 129 томов — в том, что полевой командир получит «вышку», никто не колебался. Не считая него самого: террорист ожидал наиболее мягенького приговора — 10-12 лет лишения свободы.
В декабре 2001 года трибунал приговорил Салмана Радуева к бессрочному лишению свободы. Не считая того, полевому командиру и двум его подручным предстояло выплатить валютную компенсацию — поначалу ее размер составлял 270 миллионов рублей, но опосля апелляции сумму снизили до 220 тыщ рублей.

«Я слышал его клики во время экзекуций»
Радуев был этапирован в ИК (то есть тепловое, инфракрасное, на основе инфракрасного излучения)-14 городка Перми, известную как «Белоснежный лебедь». Но пробыл там полевой командир меньше года — в декабре 2002 года в возрасте 35 лет Радуев скончался в итоге широкого внутреннего кровоизлияния и поражения органов.
Посмертный диагноз (медицинское заключение об имеющемся заболевании) размещен не был, как и не было инфы о том, что на момент задержания в 2000 году Радуев мучился томными приобретенными болезнями. Тем не наименее его погибель была признана ненасильственной, но с тех пор временами возникает непроверенная информация о том, что Радуев нередко подвергался изымательствам со стороны тюремщиков и остальных зэков. И типо в денек погибели он в очередной раз был избит надзирателем за отказ подчиняться командам.
Тюремные докторы свидетельствовали, что осужденный уже при поступлении в колонию имел слабенькое здоровье, которое совсем подкосило соблюдение Рамадана — деньком Радуев не ел, а скудного ужина для пополнения сил очевидно не хватало.
Чтоб опровергнуть домыслы о убийстве полевого командира, Федеральная служба выполнения наказаний (ФСИН) Рф даже готова была провести эксгумацию его останков, но позднее решили этого не созодать. О погибели Радуева, как полагается по закону, известили его близких, но на сообщение никто не откликнулся.
Собственный крайний приют террорист №2 отыскал на Боровском кладбище Соликамска — в безымянной могиле.

Источник

Leave A Reply

Your email address will not be published.

13 − десять =